Местечко Лиозно

Местечко Лиозно

Местечко ЛиозноЛиозно – небольшой городок, даже по меркам белорусских районных центров. Иностранных туристов до недавнего времени здесь вовсе не видели. И когда на рубеже XXI века появилась в Лиозно первая туристическая группа из Германии, на них смотрели, как на пришельцев из другой планеты.

Мы гуляли по улицам тихого, как сон городка, и на душе становилось спокойно и радостно. Кругом была красота, как будто великий гений рисовал картины и составлял их одну к другой, строя улицы и сажая деревья. И даже заборы, с облупившейся краской, и невысыхающая лужа рядом с колонкой, дополняли композицию.

Я подумал, как жаль, что в Лиозно до сих пор не проводятся пленэры, куда бы приезжали художники со всего мира, чтобы побывать на Родине Марка Шагала, поработать здесь. Красота обладает потрясающей энергетикой, она рождает новую красоту. Художники, приезжающие на пленэр, оставляли бы в дар этому удивительному городку хотя бы по одной своей работе. Какая картинная галерея бы собралась здесь! Под стать Лувру или Третьяковке.

Несколько лет назад на здании районного Дома культуры прикрепили мемориальную Доску. На ней написано: «На этом месте находилась усадьба семьи, из которой происходил художник Марк Шагал».
В Лиозно зачастили кинематографисты. Из России, Франции и даже далекой Японии. Кстати, японцы уже дважды приезжали сюда. Понравился им городок Шагала. Снимали фильм, где документальные кадры соседствуют с художественными.
Сегодня Лиозно записано в маршрутах многих туристических групп.

Местечко ЛиозноОднажды на выставке «Пейзажи Марка Шагала» я увидел работу «Лиозно», нарисованную в 1911 году чернилами на бумаге. По проселочной дороге едет телега. Возница, скорее всего дядя Нех, тот самый, что закупал скот в окрестных деревнях, натянул вожжи и остановил лошадь. Художник спрыгнул с телеги и смотрит вдоль. Внизу, чтобы всем было понятно, Марк Шагал написал «я вечером наслаждаюсь природой. Лиозно».
Глядя на эту картину, в голову пришла сумасшедшая идея: забраться на телегу, благо места на ней хватает и отправится в путь вместе с художником и его дядей. Правда, поедем мы вначале не к родне Марка Захаровича, хотя уверен и там, у гостеприимных людей, нас бы ждал накрытый стол и задушевные беседы, а по ухабистым дорогам времени, поедем вглубь десятилетий и веков…

500 лет назад князь Великого Княжества Литовского Иван Асовицкий начал строить это местечко.
Любовались и удивлялись местные жители, глядя на мастерство заезжих строителей, но между собой именовали их «лезными», что значило чужими. Отсюда, согласно легенде, и пошло название местечка.
Много воды утекло с тех пор в реке Мошна. Утверждают, что в былые времена, река была куда полноводнее. И плавали по ней ладьи. Купцы возили лен, пеньку, мед и другие товары, которые шли на базары и ярмарки Витебска, Риги, а то и по Балтийскому морю попадали в Скандинавские страны. Тем же водным путем сплавляли лес.
То, что привлекает «деловых» людей, привлекает и военных. Они, как говорится, всегда «идут в одной связке». Лиозно на протяжении всей истории было и «лакомым кусочком» и «твердым орешком» для правителей и военачальников.

Местечко ЛиозноБольшие войны, которые прокатились по Европе за последние полтысячи лет, не обошли этих мест, оставляя глубокие раны и на теле Земле, и в памяти людей. Здесь разворачивались крупнейшие сражения, определявшие ход самой истории.
Сначала Московское государство делило эти приграничные места с Великим княжеством Литовским, Речью Посполитой.
Потом армии Наполеона, покорившие всю Европу, столкнулись здесь с мощью русской армии.
А в годы второй мировой войны, в районе Лиозно, девять месяцев стоял фронт и прорыв его, и движение войск на запад, означало, что наступил окончательный перелом во второй мировой войне.

Первые евреи поселились в Лиозно, когда этот городок принадлежал Льву Самуэлю Огинскому. Вряд ли сегодня кто-то точно укажет дату, когда это произошло, не сохранилось документов, но предположительно было это в первой четверти семнадцатого века.
Местечко ЛиозноВ 1745 году, или по еврейскому летоисчислению 18 Элула 5505 года, здесь в семье Боруха Познера и его жены Ривки родился мальчик, которого назвали Шнеур-Залман. Этот человек станет основоположником нового религиозно-философского учения ХаБаД, первым Любавичским раввином, родоначальником династии духовных лидеров еврейского мира.
Лиозненский мальчик Шнеур-Залман очень рано обнаружил удивительные способности. Отец отдал его в школу местного талмудиста, но тот отказался быть преподавателем юного Шнеура-Залмана, превосходившего его знаниями. А через год местный раввин в протоколе лиозненской общины от 1760 года назовет мальчика «удивительным ученым, гением, изощренным в талмудической казуистике».

Слава о юном даровании из Лиозно быстро разнеслась по окрестным городам и местечкам и витебский богач, один из старшин местной общины Иуда-Лейб Сегаль решил породниться с Шнеуром-Залманом и выдать за него свою дочь. Пятнадцатилетний юноша женился и переселился в Витебск.
Заинтересовался хасидизмом Шнеур-Залман. Причины, по которым он увлекся этим учением, были не меркантильного или корыстного плана, а относились к философской стороне нового учения. Шнеур-Залман начинает разрабатывать философию ХаБаДа.
Его называли Алтер Ребе, что в переводе на русский язык, означает «старый учитель». Он основал в Лиозно школу для избранных им учеников. Ее называли академией.

Если верить статистике, то в Лиозно в 1880 году проживало 1536 жителей, из них евреи составляли около 65 процентов. А точнее 997 человек. Включая, естественно, и многочисленную семью Шагалов. В местечке было 4 еврейских молитвенных дома и еврейское училище. Из 216 деревянных домов 135 принадлежало евреям. В местечке было 25 деревянных лавок.
Представим, что мы в Лиозно, а на земле и на небе 1887 год, год рождения Марка Шагала. И хотя художник родился в Витебске, а не в Лиозно, но в местечко, к дедушке, бабушке, к многочисленным тетушкам его впервые привезли грудным младенцем. Да и потом привозили очень часто на «свежий воздух и парное молоко».
От станции до центральной площади местечка мы идем по улице, которая называется Вокзальная. Проходим мимо дома жандарма, кланяемся его жене, которая осторожно выглянула в окно.

Местечко ЛиозноЗатем переходим через мостик, сложенный из сосновых бревен. Проезжая через него, грохочут телеги. Правда, проезжают они редко. Утром, когда спешат на базар, да под вечер, когда довольные торговлей или недовольные ей, возвращаются домой.
На чаще на главной улице местечка – тишина. Бродят козы, подбирая клочки сена и соломы, упавшие с повозок. Для коз и кур на центральной улице раздолье.
Впереди православная Свято-Вознесенская церковь, в которой большую часть прихожан составляют латыши, живущие в окрестных деревнях и на хуторах. Церковь – каменное здание с куполами и колокольней, самое высокое в местечке.
За церковью – базар, куда из близлежащих деревень приезжают торговать маслом, птицей, овощами, ягодами и яблоками. На базаре всегда многолюдно. Здесь можно узнать самые последние новости не только местечка, но и всей России. На базаре была слышна и белорусская речь, и русская, и польская, и латышская, но чаще – еврейский язык-идиш.
По утверждению многих историков и краеведов Сегалы, предки Шагала, переехали из Слуцка в Лиозно в начале XVIII века.

Местечко ЛиозноДед Марка Захаровича Мордух-Давид преподавал в местном хедере – начальной еврейской религиозной школе – и был очень уважаемый в местечке человек. Позади хедера, располагалась синагога, где Мордух-Давид, имел почетное место у восточной стены. Такой почет оказывали или самым богатым людям, жертвовавшим на синагогу деньги, или самым ученым, знатокам Торы и Талмуда.
Мордух-Давид умер едва перевалив за шестьдесят лет, в 1886 году, когда родители художника только поженились. О нем в своих воспоминаниях Марк Захарович писал: «Не знаю, долго ли он учительствовал. Говорят, пользовался всеобщим уважением…
Он похоронен близ мутной, быстрой речки, от которой кладбище отделяла почерневшая изгородь. Под холмиком, рядом с другими «праведниками», лежащими здесь с незапамятных времен.
Буквы на плите почти стерлись, но еще можно различить древнееврейскую надпись: «Здесь покоится…»
Бабушка говорила внуку: «Вот могила твоего деда, отца твоего отца и моего первого мужа».
В Лиозно сохранились остатки старого еврейского кладбища. Правда, нет вокруг него ни ограды, ни забора. Кладбище заросла кустарником и бурьяном. И давно за ним никто не следит. Сиротливо стоят одинокие надгробья. Большинство памятников разобрали и растащили еще в годы войны и сразу после нее. Они пошли на фундаменты домов. На зеленых холмиках растет картошка. И давно уже не найти могил шагаловской родни.
Лиозно было для Марка Шагала родным местом, тем, что у нас называют «малой родиной». Художник в своей автобиографической книге «Моя жизнь» писал: «Как я любил приезжать в Лиозно, в твой дом, пропахший свежими коровьими шкурами! Бараньи мне тоже нравились. Вся твоя амуниция висела обычно при входе, у самой двери: вешалка с одеждой, шляпами, кнутом и всем прочим смотрелась на фоне серой стенки, как какая-то фигура – никак не разгляжу ее толком. И все этой мой дедушка».

Местечко ЛиозноНовый 20 век ошеломил жителей Лиозно потоком новостей. Раньше здесь все было тихо-мирно. Крутились две мельницы – водяная и паровая. Работал маленький льнозаводик.
И вдруг, в январе у местечка появился новый владелец. Потомственный дворянин Николай Хлюстин, который выиграл местечко в карты. Правда, официально всюду считается, в связи с тем, что бывший владелец гвардейский полковник, дворянин Александр Шибеко разорился, Лиозно было передано за долги новому владельцу.
Николай Хлюстин владел местечком до 1917 года.

Вторая новость была не такая громкая, но не менее важная для жителей местечка, центральные улицы были мощены булыжником.
В этом же году в местечке появился новый раввин. Его звали Яков Иерухим Моссарский.
Не прошло и полугода, как на Лиозно обрушился сильнейший пожар. Он разгорелся после обеда, и уже к вечеру сгорело полместечка.
А потом на маленькое местечко Лиозно и весь большой мир обрушилась революция. Рушились вековые принципы, вечные идеалы. Причем сами жители местечек «прикладывали» к этому руку. Им казалось, что новая жизнь принесет достаток и равенство во все дома, освободит от национального унижения.

Местечко ЛиозноСтрашная, безжалостная война уничтожила старое местечко, расстреляла его обитателей.
23 февраля 1942 года советские самолеты бомбили Лиозно. Фронт стоял в нескольких километрах. В эти дни фашисты решили, что главная задача не укреплять позиции на фронте, а расстрелять евреев в прифронтовой полосе. 24 февраля всех евреев выгнали из домов и повели в сторону деревни Адаменки. Там и расстреляли.
По злой иронии судьбы, именно, в этом месте любил рисовать Марк Шагал. Здесь его обычно находили родственники, когда искали к обеду…
Сегодня этот мир остался только на картинах художника.
Эти картины не только произведения искусства, это – память, это – призыв к миру, к веротерпимости, к доброте…

По информации: «Мое местечко»

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Check Also

Лиозно - Мероприятия празднования Дня Победы

Мероприятия празднования Дня Победы