«Коммерческий» огород

«Коммерческий» огород

«Коммерческий» огород«Работаю директором сельской школы почти 25 лет. Сейчас в ней учится 141 ребенок. Как и в любой другой сельской школе, у нас есть свой небольшой земельный участок. На нем при непосредственном участии учителей и школьников мы выращиваем овощи, чтобы удешевить питание детей в школьной столовой. Излишки урожая реализуем детским садам, сельчанам. Вырученные деньги используем для укрепления материальной базы школы, проведения воспитательных мероприятий.

Но в последнее время заниматься выращиванием овощей–фруктов становится невыгодно. Например, школьным поварам запретили варить варенье из смородины и яблок (нет лицензии). В декабре прошлого года из нашей прибыли вычли 890 тысяч рублей за коммунальные услуги, на 130 тысяч предъявила счет санстанция за то, что делает анализы на содержание нитратов в продукции...

Я обращался в финансовый отдел райисполкома. Мне ответили, что есть инструкция Министерства финансов, согласно которой у нас эти суммы и забрали. Вместе с тем непонятно, зачем строить препоны школе, которая пытается зарабатывать деньги, проводить ремонт, закупать дополнительные материалы для учебного процесса за счет собственных средств, не выпрашивая их из бюджета. Ведь плюсы очевидны. Как, впрочем, и минусы: участок есть, в него вложены силы, но прибыль за счет разных вычетов и налогов минимальная, а деньги по старинке приходится брать из государственной казны...
Петр Виноградов, директор УО «Велешковичская государственная общеобразовательная средняя школа Лиозненского района»

Вместо комментария
Еще в мои ученические годы — а с тех пор прошло о–го–го сколько времени! — при нашей школе был огород. На уроках труда или во время летней практики мы усердно пропалывали и поливали грядки с редисом, морковкой, свеклой, капустой... А потом нам круглый учебный год к обеду подавали салаты из свежих и вареных овощей, винегреты, рагу... Финансовая сторона меню школьной столовой нас, естественно, мало беспокоила. Главное — чтобы вкусно было. Хотя уже тогда у этой «бесплатной вкуснятины» была вполне определенная цена. Поскольку излишки урожая ежегодно сбывались на сезонных ярмарках, школьные грядки — этот крошечный огородик общей площадью не больше 25 соток — рассматривались многочисленными контролирующими органами как объект коммерческой деятельности со всеми вытекающими отсюда налогами... И рассматривается так до сих пор. Поскольку школа, к счастью, работает. А при ней все тот же крошечный огород.
 
Я углубилась в воспоминания только для того, чтобы подтвердить предположение автора письма — директора Велешковичской СШ и по логике босса «коммерческого» огорода — Петра Виноградова о том, что «проблема касается не только нашей школы».
 
Направив письмо на реагирование в Министерство финансов, редакция получила ответ, состоящий сплошь из названий инструкций и постановлений, которые регулируют описанную Виноградовым житейскую ситуацию. Эти ответы запросто могли бы служить образцом для написания чиновничьих отчетов, понятных лишь ограниченному кругу исполнителей. Редакции, например, ответили, что «бюджетные организации могут осуществлять приносящую доходы деятельность лишь постольку, поскольку она необходима для уставных целей, ради которых они созданы, соответствует этим целям и отвечает предмету деятельности организаций, либо поскольку она необходима для выполнения государственно значимых задач, предусмотренных их учредительными документами, соответствует этим задачам и отвечает предмету деятельности данных организаций». Ни одного устава ни одной школы я не видела. Но могу предположить, что есть в нем пункт, который вменяет в обязанности учреждению образования (в лице его сотрудников и подопечных) всячески способствовать развитию и укреплению материальной базы учреждения, совершенствованию учебного процесса и так далее. То есть огород (работа на нем и доходы с него получаемые) как один из способов «развития, укрепления и совершенствования» очень даже подходит. Но заниматься огородничеством, равно как и любым другим видом деятельности, приносящей доход (выращивать и продавать рассаду, если есть теплица; выпиливать незамысловатые, но приятные каждой хозяйке безделушки из дерева в школьной мастерской; шить фартуки и прихватки...), школы могут, но вовсе не обязаны.
 
Так вот, допустим, что могут. То есть директор, педколлектив, родительский комитет и даже сами ученики хотят зарабатывать своим трудом деньги и тратить их на школьные мероприятия, покупку дополнительной литературы, географических карт, музыкальных центров... В общем, на полезные и приятные вещи, часто не вписывающиеся в рамки выделяемой бюджетной суммы. Но как только огород вспахан, свекла любовно взлелеяна и часть урожая благополучно реализована на местном рынке, желание с возможностями вступает в противоборство. На прибыль виды не только у учителей и учеников школы.
 
За прошлый год, например, велешковичские учителя и ученики, обрабатывая землю, собирая макулатуру и металлолом, получили около 6 миллионов прибыли. Примерно 860 тысяч рублей из этой суммы «съели» налоги. Финотдел райисполкома списал в декабре 890 тысяч за оплату коммунальных услуг (о чем школа как бюджетная организация вообще не должна беспокоиться), предъявила счет за свои услуги и санстанция... О том, что можно было бы приобрести или сделать за эти 2 миллиона (которые школа заработала, но даже не увидела), директору остается только мечтать...
 
Маленький огород никогда не сравнится «по отдаче» с самой крохотной нефтяной скважиной — состояния на нем не заработаешь. И школа — не предприятие, специализирующееся на производстве и сбыте сельхозпродукции. Заготовить для своей столовой припасы на зиму, чтобы ученикам не приходилось переплачивать за обеды, — уже большой плюс. Но если есть еще возможность продать лишнее и купить необходимое — просто замечательно. Тому же Виноградову по–человечески очень обидно, если щедрый урожай капусты или картофеля со школьных грядок рассматривается многочисленными контролерами сквозь призму коммерческой деятельности, от доходности которой каждому хочется отщипнуть кусочек.
 
Надежду на изменение ситуации подал министр образования Александр Радьков, которому мы также адресовали письмо. В своем ответе редакции министр сообщил, что «начиная с 2009 года будут действовать перечни видов деятельности, при осуществлении которых обороты по реализации учреждениями образования товаров (работ) освобождаются от налога на добавленную стоимость и налога на прибыль и доходы. ...Министерством образования разработаны соответствующие нормативные правовые акты и внесены на рассмотрение в Совет Министров». Хочется надеяться, что необходимый и важный документ будет одобрен до начала весенне–полевых работ, ведь 2009 год уже начался...
 
По информации: www.sb.by
Автор публикации: Валентина Мохор. Фото: Виталий Гиль

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Check Also

Лейтенант милиции из Лиозно Алена Лабовкина

Лейтенант милиции из Лиозно Алена Лабовкина

Лейтенант милиции из Лиозно Алена Лабовкина: «Работа нравится, поскольку ее итог – перемены к лучшему ...